Александр Васильевич Барченко и его большая тайна

Александр Васильевич Барченко (1881—1938)— одна из трагических и загадочных личностей ХХ века. Носитель Великой Тайны, он, судя по всему, навсегда унес ее в Мир иной. Попытки оставить хоть какую-то информацию для потомков предпринимались. Даже удалось убедить палачей отсрочить исполнение смертного приговора. Ему дали карандаш и увесистую стопку бумаги, чтобы смертник обстоятельно изложил все, что знал. А расстреляли на другой день после завершения исповеди. Рукопись немедленно упрятали, да так, что с тех пор ее почти никто не видел. Даже легенду сочинили: дескать, пропало все, когда в трагическом 41-м немцы подошли к Москве и пришлось сжечь архивы НКВД. Верится не очень— больно уж велика была засекреченная тайна!

О многом Барченко написал еще в своих дореволюционных романах: пещеры в Гималаях и на Русском Севере, подземные хранилища глубочайших тайн мировой цивилизации, замурованные отшельники и т.п. (Беллетристика Барченко была частично переиздана в 1991 г. в издательстве «Современник» его наследниками— сыном и внуком. Им обоим выражаю искреннюю признательность за предоставление фактического материала из семейного архива.— В.Д.).

Таким же знанием владел и Николай Рерих, когда вместе с женой и сыновьями готовил экспедицию на Алтай и в Тибет. Собственно, искал Рерих в Центральной Азии то же самое, что и Барченко в Русской Лапландии. И руководствовались они, судя по всему, одним и тем же источником. Даже личные контакты между ними, скорее всего, были: в 1926 году в Москве, когда Рерих привозил Послание махатм Советскому правительству (еще один из таинственных эпизодов истории, но уже связанный с семьей Рерихов).

Из письма А.В.Барченко проф. Г.Ц.Цыбикову 24 марта 1927 г.

<...> Это убеждение мое [об Универсальном Знании.— В.Д.] нашло себе подтверждение, когда я встретился с русскими, тайно хранившими в Костромской губернии Традицию [Дюн-Хор]. Эти люди значительно старше меня по возрасту и, насколько я могу оценить, более меня компетентные в самой Универсальной науке и в оценке современного международного положения. Выйдя из костромских лесов в форме простых юродивых (нищих), якобы безвредных помешанных, они проникли в Москву и отыскали меня <...> Посланный от этих людей под видом сумасшедшего произносил на площадях проповеди, которых никто не понимал, и привлекал внимание людей странным костюмом и идеограммами, которые он с собой носил <...> Этого посланного— крестьянина Михаила Круглова— несколько раз арестовывали, сажали в ГПУ, в сумасшедшие дома. Наконец, пришли к заключению, что он не помешанный, но безвредный. Отпустили его на волю и больше не преследуют. В конце концов, с его идеограммами случайно встретился в Москве и я, который мог читать и понимать их значение.

Таким образом, установилась связь моя с русскими, владеющими русской ветвью Традиции [Дюн-Хор]. Когда я, опираясь лишь на общий совет одного южного монгола, <...> решился самостоятельно открыть перед наиболее глубокими идейными и бескорыстными государственными деятелями большевизма [имеется в виду прежде всего Ф.Э.Дзержинский.— В.Д.] тайну [Дюн-Хор], то при первой же моей попытке в этом направлении, меня поддержали совершенно неизвестные мне до того времени хранители древнейшей русской ветви Традиции [Дюн-Хор]. Они постепенно углубляли мои знания, расширяли мой кругозор. А в нынешнем году <...> формально приняли меня в свою среду <...>


У Барченко была стройная историософская концепция развития мировой цивилизации, «золотой век» ее в северных широтах продолжался 144 000 лет и завершился 9 тысяч лет назад исходом индоариев на Юг во главе с предводителем Рамой— героем великого индийского эпоса «Рамаяна». Причины тому были космического порядка: при благоприятных космических условиях происходит расцвет цивилизации, при неблагоприятных— ее упадок. К тому же космические силы приводят к периодическому повторению на Земле «потопов», перекраивающих сушу и перемешивающих расы и этносы.

Руководствуясь этими идеями, Барченко сумел организовать экспедицию, которая в 1921-23 гг. обследовала глухие районы Кольского полуострова. Главной целью (точнее— тайной подцелью) были поиски следов древней Гипербореи. И нашел ведь! И не только гигантскую черную фигуру человека с крестообразно раскинутыми руками, но и прямоугольно обтесанные гранитные глыбы (а на вершине гор и в болоте— «пирамиды»), вымощенные участки тундры— остатки древней дороги (?) в труднодоступных местах, где вообще отсутствовали всякие дороги. Участники экспедиции сфотографировались у расщелины-лаза, уводящего в глубины земли, но спуститься по нему не решились, так как почувствовали противодействие природных сил. Наконец, своего рода талисманом путешественников стал «каменный цветок» с изображением «лотоса» (?).
Не исключал Барченко и возможности палеоконтактов между древнечеловеческой и внеземными цивилизациями. На сей счет он располагал какими-то особыми сведениями. Одна из скрытых подцелей Кольской экспедиции заключалась в поисках таинственного камня, ни больше ни меньше как с Ориона. Этот камень был якобы способен накапливать и передавать на любые расстояния психическую энергию, обеспечивать непосредственный контакт с космическим информационным полем, что давало обладателям такого камня знание о прошлом, настоящем и будущем.

В начале 90-х годов в Крыму сделали открытие, показавшее, что Железный Феликс не зря давал деньги для изучения бахчисарайских пещер. Бывший подводник-атомщик капитан первого ранга в отставке Виталий Гох нашёл в Крыму... пирамиды, причём по размерам мало отличающиеся от египетских, - их высота колеблется от 36 до 62 метров. В течение многих веков эти громадины ускользали от внимания как местных жителей, так и учёных по очень простой причине: все крымские пирамиды, а их сейчас насчитывают 37, полностью занесены землёй. Располагаются крымские диковины в четырёх-угольнике Севастополь - мыс Сарыч - Ялта - Бахчисарай.

Сделал своё открытие отставной капитан случайно. На военной службе он занимался созданием и использованием приборов, помогающих морякам "видеть" сквозь воду. Оперевшись на этот опыт, он создал ещё один прибор, но на этот раз "видящий" не то, что движется под водой, а то, что лежит под землёй. Прибор облегчал поиск дефицитных для юга Крыма подземных вод. Сначала Гох искал их для своих соседей, таких же пенсионеров, живущих в основном за счёт овощей и фруктов с собственных участков. Затем к нему стали обращаться и посторонние люди. А через некоторое время выяснилось, что прибор реагирует и на подземные пустоты, и на металлы, скрытые в земле.

Первую в Крыму пирамиду обнаружили, когда искали платину в районе Севастополя: среди археологов ходили слухи, будто в древности здесь проводили тигельную плавку этого драгоценного металла.

Платину не нашли, но неожиданно прибор показал наличие подземных пустот, причём довольно крупных. Первая мысль, которая пришла в голову Гоху, - это остатки древних плавилен. Решили пробить шурф. И на глубине 10 метров показалась первая крымская пирамида, полностью, по самую маковку, занесённая галькой и щебнем.

Крымские пирамиды - не близнецы египетских. Там основанием циклопических строений служит квадрат, здесь - треугольник. Но есть и красноречивое сходство: отношение основания к высоте составляет 1,6 - пресловутое "золотое сечение".

Каково же было изумление и так уже изумлённых исследователей, когда возле откопанной севастопольской пирамиды из осыпающейся под лопатами земли начала проявляться... каменная голова сфинкса, поразительно напоминающего своего египетского собрата. На сегодня откопаны только его макушка и лоб, туловище и остальная часть головы погребены под мощным слоем отложений. В теменной части скульптуры обнаружено отверстие, ведущее в сферическую полость диаметром около 10 метров. Когда исследователи пирамид раскопали слой щебёнки, скопившейся на дне полости, они увидели вход, ведущий в тело сфинкса, прочно заделанный обломками известняка.

Во время раскопок Гох обратил внимание на приподнятое настроение, которое овладевало людьми во время спуска по вырытому шурфу к пирамиде. Внутри фигуры это ощущение усиливалось. Люди, попадавшие в сферическую полость, рассказывали, что они буквально "купались" в потоках энергии. Может, это просто естественная радость от сенсационной находки? Кто знает...

В 1921 году по заданию руководителя Института мозга Владимира Бехтерева Александр Барченко отправился в район Сейдозера для изучения загадочного заболевания «мерячения». Разобраться с заболеванием руководителю Лаборатории нейроэнергетики не удалось. Зато он обнаружил на Кольском полуострове остатки странных сооружений и вход в подземный лабиринт, защищенный от незваных гостей какими-то психотропными полями.

источник



Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.