Метод ранних воспоминаний

является центральным в практике адлерианской консультации и психотерапии. Он используется в исследовательских, диагностических и психотерапевтических целях.

Адлер писал, что «каждое воспоминание, каким бы тривиальным оно ни казалось человеку, представляет для него что-то Достопамятное. Оно говорит ему:

"Вот чего ты должен ожидать", или: "Вот чего ты должен избегать", или: "Вот что такое жизнь". И вновь мы должны подчеркнуть, что само по себе событие не так важно, как тот факт, что именно это переживание настойчиво сохраняется в памяти и используется для кристаллизации того значения, которое придается жизни. Каждое воспоминание — это напоминание» (там же). Кроме того, «воспоминания никогда не могут вступать в противоречие со стилем жизни. Если стиль жизни меняется, воспоминания тоже изменятся: человек будет вспоминать другие случаи или по-другому интерпретировать те случаи, которые он помнит» (там же).

Метод ранних воспоминаний является центральным в практике адлерианской консультации и психотерапии. Он используется в исследовательских, диагностических и психотерапевтических целях. Такое исключительное положение метода ранних воспоминаний в системе индивидуальной психологии объясняется по крайней мере двумя причинами:

  1. «В нем содержится фундаментальная оценка человеком самого себя и своего положения ...это его первое обобщение явлений, первое более или менее полное символическое выражение самого себя и тех требований, которые к нему предъявляются» (цит. по: Сидоренко, с. 72-73);
  2. «Это его субъективная стартовая точка, начало автобиографии, которую он для себя создает... Поэтому мы часто обнаруживаем в нем контраст между переживавшимся тогда состоянием слабости и неадекватности и теми целями силы и безопасности, которые он считает идеальными для себя» (там же).

Адлер писал, что «каждое воспоминание, каким бы тривиальным оно ни казалось человеку, представляет для него что-то Достопамятное. Оно говорит ему:

"Вот чего ты должен ожидать", или: "Вот чего ты должен избегать", или: "Вот что такое жизнь". И вновь мы должны подчеркнуть, что само по себе событие не так важно, как тот факт, что именно это переживание настойчиво сохраняется в памяти и используется для кристаллизации того значения, которое придается жизни. Каждое воспоминание — это напоминание» (там же). Кроме того, «воспоминания никогда не могут вступать в противоречие со стилем жизни. Если стиль жизни меняется, воспоминания тоже изменятся: человек будет вспоминать другие случаи или по-другому интерпретировать те случаи, которые он помнит» (там же).

Методика ранних воспоминаний обладает рядом как преимуществ, так и недостатков. К ее преимуществам относится следующее:

  1. «Люди с готовностью идут на то, чтобы рассказать или описать свое раннее воспоминание — ведь это "просто факты", и значение их не осознается. Едва ли кто-нибудь понимает свое раннее воспоминание... Таким образом, через ранние воспоминания люди признаются в своих жизненных целях, в своем отношении к окружающим и своем взгляде на мир нейтральным и не затруднительным для себя образом» (там же).
  2. «Для психологических целей безразлично, является ли воспоминание, которое человек считает первым, действительно самым ранним событием, которое он может вспомнить, и даже является ли оно вообще воспоминанием реального события. Воспоминания важны только в той мере, в какой они за таковые принимаются: их значение — в их интерпретации и в их способности переносить что-то в настоящую и будущую жизнь...» (там же).
  3. Компактность и простота метода позволяют использовать его для групповых исследований.

На желание и способность пациента воспроизвести какое-либо раннее воспоминание могут отрицательно влиять самые разнообразные факторы, в частности травмирующие события детства (например, инцест), изменение жизненного стиля, к которому не подходит никакое действительное воспоминание, мозговые нарушения и неврологические расстройства либо просто недостаточное доверие по отношению к психотерапевту и психотерапии. Кроме того, то, что субъект не может воспроизвести свои ранние воспоминания, часто имеет клиническое объяснение. «Эти люди не развивают у себя индивидуальных базовых убеждений и поэтому наобум бредут по жизни, по существу не представляя себе, что они такое и что такое жизнь. Они не обязательно должны быть тревожными или помешанными, скорее они растеряны, бесцельны... Наверняка им предлагали обратиться за терапевтической помощью, и они послушно обращались за ней, сами не зная почему...» (Manaster, Corsini, p. 188). Впрочем, возможен вариант, когда «люди, которые говорят, что у них "нет ранних воспоминаний", позволяют нам прийти к заключению, что их детство не было приятным. Мы должны задавать им наводящие вопросы, чтобы обнаружить то, что нам нужно. В конце концов, они всегда что-то вспоминают» (цит. по: Сидоренко, с. 74).

Иногда в таких случаях психотерапевты-адлерианцы предлагают человеку «придумать воспоминание». Многим людям это помогает спонтанно вспомнить что-нибудь, некоторые же оказываются в состоянии придумать лишь общие контуры «воображаемого» воспоминания, нечто фрагментарное, смутно выражающее какую-либо надежду или желание.

Адлер отмечал: «Использование воспоминаний для стабилизации настроения легко видеть в обычном поведении. Если человек переживает поражение и утрачивает уверенность в своих силах, то он вспоминает прежние случаи поражений. Если он в меланхолии, все его воспоминания меланхоличны. Когда он воодушевлен и исполнен смелости, он выбирает совершенно другие воспоминания: случаи, которые он вспоминает, приятны и подтверждают его оптимизм. Аналогичным образом, если он чувствует, что столкнулся с некоей проблемой, он будет призывать воспоминания, которые помогают развить в себе состояние, нужное для встречи с нею. Таким образом, воспоминания в значительной степени служат той же цели, что и сны».

Манестер и Корзини предлагают для исключения случайных ситуативных влияний анализировать не одно, а 3, 6 или даже 10 ранних воспоминаний.

Существуют специальные вопросники ранних воспоминаний, например вопросник ранних воспоминаний The Early Recollections Questionnaire (ERQ). От испытуемого требуется записать 6 воспоминаний. Согласно процедуре, предлагается дать письменное изложение самых ранних воспоминаний. При этом подчеркиваются несколько важных моментов:

  1. старайтесь быть как можно более конкретным;
  2. не давайте «обзоров», т. е. воспоминаний о случаях, которые повторялись много раз;
  3. не отказывайтесь давать воспоминание, даже если вы не уверены, что это действительно с вами случилось;
  4. включайте все, что помните, даже то, что кажется вам незначительным;
  5. описывайте только то, что относится к возрасту до 8 лет;
  6. описывайте чувства, даже если они противоречивы;
  7. называйте имена присутствующих в воспоминаниях людей;
  8.  опишите наиболее яркую часть;
  9. опишите то, что случилось до и после этого, и чувства, которые вы в это время испытывали;
  10. попытайтесь высказать догадку по поводу цели своего поведения;
  11. укажите примерный возраст, к которому относится воспоминание.

Ч. Аллерс и коллеги (Allers, White & Hornbuckle, p. 61-66) приводят более короткую инструкцию: человека просят рассказать самое раннее воспоминание о каком-либо событии. Предлагается, чтобы это было одно событие, а не рассказ о серии событий. После того как пациент это сделает, консультант может задать уточняющие вопросы:

  1. что вы чувствовали;
  2. кто еще там был;
  3. помните ли вы цвета, звуки и другие обстоятельства этого события?

Техники индивидуальной психологии А.Адлера

  • Техника раннего воспоминания
    А.Адлер исходил из мысли, что, если какое-либо содержание удерживается в памяти, значит оно важно и значимо. Он предполагал, что первое воспоминание непосредственно связано со стилем жизни, в нем кристаллизуется конечная цель и сформированные в детстве апперцептивные схемы. Как правило, событийный ряд в значительной степени замутнен более поздними представлениями, соображениями. Но психотерапевт и не стремится к точности воспроизведения. Раннее воспоминание является стимульным материалом, который позволяет разглядеть влияние значимого события на формирование жизненного стиля.
    Работая с ним, человек может осознать движущие силы своего поведения, узнать ту исходную матрицу, с которой копируются все его проблемы. Раннее воспоминание оставляет наиболее рельефный след в памяти. Для того, чтобы другие события нашли место в жизненном стиле личности, они должны каким-то образом соответствовать узору первоначальной апперцептивной схемы. Это как бы общий сценарий, по которому разыгрывается жизненная драма клиента. Например, описанный выше клиент О., часто испытывающий беспомощность в сложных жизненных ситуациях, вспомнил о том, как он потерялся на пляже. В первом воспоминании терапевт отыскивает ключи к дальнейшей работе.
  • История жизни
    А.Адлер предложил также другую проективную процедуру — написание "Истории жизни". Для выполнения этого задания человек должен выбрать наиболее значительные и существенные части своей биографии, поворотные пункты в его движении к жизненной цели. Эта продукция приоткрывает занавес над жизненной драмой клиента, дает возможность понять его жизненный сценарий и личную мифологию.
  • Анализ сновидений
    Со времени возникновения психоанализа нет серьезного психотерапевтического направления, в котором бы не работали со сновидениями. При этом каждая школа вносит что-то новое в технику. А.Адлер считал анализ сновидений чрезвычайно важным потому, что они приоткрывают завесу будущего, в настоящем показывают конечную цель. Сновидение — шаг в реализации цели, подготовка действий, которые проявятся затем в поведении. То же самое можно отнести к мечтам, грезам, фантазиям. Если З.Фрейд говорил о нереализованных в прошлом желаниях, то А.Адлер говорил о желаниях, заявляющих о необходимости своей реализации. В сновидениях представлены фрустрированные потребности, но не столько как индикатор старой проблемы, сколько как попытка ее решить. Сновидения "фабрика эмоций, в которой рождается настроение, направляющее человека к каким-либо действиям или удерживающее от них". Во сне человек как бы готовится справиться с будущими трудными ситуациями, пытается найти средства выхода из них. Безусловно, они связаны с прошлыми жизненными обстоятельствами. Однако также очевидна проспективная направленность сновидения.Образы сновидения часто заимствованы из детства, поскольку именно тогда произошло символическое запечатление значимых жизненных ситуаций. Поэтому сложное испытание во сне может замещаться школьными экзаменами. В ожидании неудачи человек во сне спотыкается, падает, наталкивается на препятствия и т.п.
    Техника А.Адлера отличается от фрейдовской не только в общем подходе, но и в содержании интерпретации образов сновидения. Так, если З.Фрейд часто трактовал падение, полет как символизацию полового акта, то А.Адлер рассматривал эту символику сквозь призму теории компенсации и психология полов. Он показал, что полет может означать желание поднять свой статус. Падение может быть проинтерпретировано как символическое представление чувства превосходства либо утраты ощущения собственной значимости. З.Фрейд описывал сны, в которых человек одет не соответственно ситуации. Его трактовка этой темы связана с сексуальной символикой. А.Адлер показал, что эти сновидения могут выражать чувство ущербности или страх быть уличенным в обмане и всплыть психология лжи. Приведем пример из практики. На начальном этапе психотерапии в результате удачной интерпретации клиент осознал, что свои сексуальные отношения он рассматривает как игру, из которой стремится выйти победителем. После этого сеанса эйфория от инсайта сменилась самообвинением, которое маскировало сопротивление (негативная терапевтическая реакция). Эти ощущения отразились в сновидении, в котором клиент почувствовал себя неловко, обнаружив, что курит на балконе без брюк. Чувство превосходства проявило себя в пространственном положении сновидца — он вверху, а отсутствие брюк выразило "разоблачение" его комплекса неполноценности.
    А.Адлер подчеркивал необходимость индивидуальной трактовки символики сновидения, исходя из всего многообразия проявлений стиля жизни. Ему довелось наблюдать двух пациентов-мальчиков, которые во сне выражали желание быть лошадью. Для одного это была символизация стремления нести груз ответственности за семью, а для другого — стремление обогнать других, быть первым. Символизация призвана скрывать, маскировать стиль жизни. А.Адлер считал, что чем дальше личность от осознания конечной цели, тем длиннее и причудливее сновидения. Анализ сновидений позволяет достичь глубинного уровня личности и является одним из наиболее часто используемых методов.
  • Негативная практика
    Практика показывает, что симптом "заключен" в невротический круг: он закрепляется из-за постоянного повторения. А повторение обеспечивается тем, что клиент мысленно его вос-производит, думает о нем. Он вызывает в памяти все детали проявлений симптома, "борясь" с ним. Поэтому в индивидуальной психологии появилась идея прекратить борьбу с симптомом. Этот подход у Н.Данлепа (K.Dunlap, 1933) получил название негативной практики. В логотерапии подобная техника описана как парадоксальная интенция.
    Клиенту предлагается усилить симптом. Например, жалоба клиентки состояла в том, что у нее изменяется голос, мимика, когда она говорит со значимыми людьми. Ей было предложено усилить все симптомы и показать психотерапевту, как это может выглядеть в самом неприглядном виде. Естественно, что в результате нескольких попыток все симптомы исчезли. Часто эта техника дает успех при бессоннице.
    Помимо вербальных в индивидуальной психологии используются и невербальные техники: ролевые игры, техника пустого стула и др.

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.